forred50 (forred50) wrote,
forred50
forred50

Categories:

Однако, "ландшафтная теория".

На протяжении нескольких веков Англия для предотвращения захвата её крупными континентальными державами прибегала к одной и той же политике. Она сталкивала между собой разными интригами крупнейшие государства континента с тем, чтобы они замыкались друг на друга и не думали о вторжении на остров.

Какое-то время удавалось просто провоцировать конфликты, но когда Англия сама стала серьезной силой, те, с кем она интриговала, стали рассматривать её как потенциального союзника. И начиная где-то с XVII века англичане уже напрямую поддерживали кого-нибудь из враждующих сторон на континенте и деньгами, и прямыми интервенциями.

Благодаря прямому вмешательству в континентальные дела Англия смогла надолго обеспечить баланс сил на континенте. Если какая-нибудь из стран, претендующих на лидерство, опасалась в одиночку бросить вызов текущему лидеру, то, получив поддержку Англии, она могла воевать с большими шансами на успех.

Как только какая-то страна при поддержке Англии выдвигалась в лидеры – Англия немедленно оказывалась вынуждена прекратить её поддержку и начать поддерживать кого-то из её конкурентов.

Поддержание «европейского баланса» вынуждало Англию бросать былых друзей и превращаться в их врага.

Понятно, что такая политика вынуждала Англию раз за разом нарушать не только неформальные, но и официальные союзы. И постепенно эта политика отказа от соглашений и прыжков с одной стороны фронта на другую стала восприниматься в самой Англии как норма.

Особенностью английского национального характера вообще стал поиск возможностей отказа от любого соглашения и даже более того – подготовка соглашений таким образом, чтобы был повод от них отказаться в любой желаемый момент.

И даже англичане, перебравшиеся на другую сторону океана, продолжали вести себя практически так же.

Не было никаких исторических обстоятельств, требующих от русского народа смены союзников или каких-либо ещё форм вероломства.
Наоборот – на Руси, строжайшее соблюдение заключённых соглашений было исторически выгодно.

Дело в том, что если у Англии все потенциальные противники находились на одном географическом направлении и за проливом шириной в самом узком месте 32 км, то у России, во-первых, были потенциальные угрозы со всех сторон, во-вторых, не имелось естественных преград, требующих какой-то специальной подготовки для вторжения, и поэтому удар мог последовать в любое время с любой стороны.

Поэтому Россия была вынуждена, во-первых, отрабатывать готовность к отражению внезапного удара. Во-вторых, ради этого отражения быстро концентрировать все наличные ресурсы на угрожаемом направлении, а для этого очень важно, чтобы с других направлений в этот момент удара не последовало.

Поэтому Россия была подчёркнуто неагрессивна. Россия старалась не нападать ни на кого первой и строжайше соблюдать заключённые договоры.

В рамках русской национальной традиции именно соблюдение обязательств считается добродетелью, потому что в тех условиях, в которых возникла и росла Россия, это давало единственную надежду отражать агрессию с одной стороны за раз, а не со всех сторон сразу.

Поэтому договариваться с человеком, искренне считающим себя не русским, заведомо бессмысленно: он будет соблюдать договор пока и поскольку считает его выгодным для себя лично. И нарушит его явочным порядком при малейшей возможности.

Взято: где-то у А.Вассермана.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments